Фальсификации и ошибки

КОНФЕРЕНЦИИ(27)
Share Button

Центр типологии и семиотики фольклора РГГУ (Москва) приглашает принять участие в XVII Международную школу-конференцию по фольклористике, социолингвистике и культурной антропологии “Фальсификации и ошибки в фольклористике и культурной антропологии”, которая будет проходить с 4 по 10 мая 2017 года.
С того момента, как набор представлений о мире превратился в научное знание, а верификация и эмпирическое подтверждение результатов сделались базовыми условиями для научного исследования, фальсификация данных стала неизбежной частью научного процесса. При этом обсуждение и попытки опровержения фальшивок неоднократно служили стимулом для развития науки. Понятие фальсификации столь же исторически изменчиво, как и научные парадигмы; оно менялось вместе с развитием методологии, возникновением научной этики и формированием научных сообществ. Так, изучение народной культуры на протяжении всей своей истории было тесно сопряжено с проблемой фальсификаций. Фольклористика как научная дисциплина возникла на фоне предромантической идеологии, ориентированной на поиск «исконных» черт «народного духа», и литературной культуры XVIII века, где разного рода мистификации активно использовались как жанровый прием. По мере переориентации фольклористики на синхронное изучение традиций проблема фальсификации источников отступила на второй план, однако появилось новое проблемное поле: аутентичность материала, с которым работают представители
гуманитарных дисциплин. Постулат о ценности традиционного знания и представление о его важности для коллективной идентичности подтолкнули и продолжают подталкивать многих людей к «возрождению традиций» — праздников и ритуалов, устных жанров, локальных стилей в искусстве, архитектуре и костюме и многого другого. В процессе подобной реконструкции традиции всегда претерпевают изменения, нередко весьма существенные, и попытки исследователей восстановить их «исконное» состояние носители порой встречают с непониманием и недовольством. Ситуация осложняется тем, что разоблаченные фальсификации, а также «реконструированные» фрагменты традиции нередко возвращаются в нее и служат
материалом для ее дальнейшего развития. Наконец, время от времени исследователи традиций сами невольно становятся их фальсификаторами. Привносимые ими искажения могут принимать много форм. Это фабрикация данных – подделка источников и результатов их исследования; различные фальсификации — искажения источников: активное редактирование и упорядочение, цензура исходного материала, осознанно или неосознанно неточный перевод в случае, если язык традиции неизвестен широкому научному сообществу, неверные обобщения на материале собранного корпуса (ср. громкую дискуссию о том, есть ли мифы у амазонского народа пираха) и т.д. Учет разного рода намеренных и ненамеренных фальсификаций — одна из самых сложных задач исследователя народной культуры.

В рамках Международной школы-конференции предполагается рассмотреть три основных аспекта этой проблемы:
I. Эксплицитные фальсификации и реконструированные традиции

  • Сознательная фальсификация источников. Науке известны примеры подделок отдельных фольклорных или литературных текстов и целых сборников: «Поэмы Оссиана» (Дж. Макферсон), «Гусли» (П. Мериме), «Велесова Книга» (Ю.П. Миролюбов), «Краледворская рукопись» (В. Ганка, Й. Линда). Подобные фальсификации могут возвращаться в повседневность носителей традиции и рождать новые сюжеты и практики. Так, «Велесова книга» в некоторых сообществах неоязычников стала сакральным текстом и основой для ритуала.
    Исследовательские принципы прошлого, с течением времени отвергаемые, в разные эпохи могли приводить к созданию фантомных реконструкций, иногда имевших довольно масштабный характер. Таковы, например, реконструкции славянского пантеона, предпринятые учеными XVIII века, из которых большую известность приобрели «кабинетные боги» М.В. Ломоносова.
  • Благими намерениями: фальсификация как попытка сохранить традицию. Отдельно стоит рассмотреть индивидуальные и коллективные попытки сохранить традиционные тексты (в широком понимании слова), которые приводят к кажущемуся продлению их жизни. Представляет интерес исследование таких текстов (новин, «возрожденных» сельских праздников и других конструктов авторства клубных работников) в их связи предшествующими («традиционными») формами. Сюда же можно отнести фальсифицированные неоязыческие религии (вроде диевтурибы в Латвии или ромувы в Литве), навязываемые национальной традиции не столько как разысканное, сколько как должное — чему, по мнению реконструкторов, подобало бы существовать.

II. Всегда ли прав исследователь?

  • Подстраивание материала под исследователя. Опасность породить фальсификат подстерегает ученого на разных этапах сбора и интерпретации данных. Некоторые полевики склонны достраивать текст за информанта, вычитывать в его словах «свои» смыслы, осознанно манипулировать собеседником, что приводит к получению нужного им материала. Заведомая убежденность в правоте той или иной гипотезы нередко заставляет исследователей «забывать» или не упоминать «неподходящие» тексты. Подобным же образом искажение статистических данных дает более «репрезентативные» выводы, на поверку противоречащие действительности.
    Нередко исследователи также склонны отсеивать «некрасивые» или неполные тексты.
  • Составительские приемы при публикации материала. Конструирование искусственного (в сущности, квазифольклорного) текста может происходить и на этапе публикации данных. Различные принципы научной редактуры по-разному решают вопрос сохранения целостности текста, полученного от носителя традиции. Так, одни публикации преследуют художественные цели, пренебрегая научной достоверностью, другие объединяют несколько текстов в один в поисках «изначального», игнорируют более скупые нарративы, отдавая предпочтение развернутым. Распространенной проблемой является публикация материала вне контекста или включение текстов в ассоциативную цепочку, изменяющую их смысл и прагматические установки.

III. Ошибки: ослышки, описки и опечатки на разных этапах работы

  • Материал в поле, в кабинете и в книге. Различные искажения, часто неосознанные, возможны на всех этапах: от записи текста до его публикации. Одним из наиболее сложных моментов работы оказывается полевое исследование и камеральная обработка данных, где происходит понимание текста на слух и его последующая расшифровка. В результате на свет появляются вымышленные персонажи, мотивы, образы, причем некоторые из них могут войти в научный обиход — ср. примеры: «Не ходи кобель кудрявый» («Не ходи-ко бел-кудрявой»), «Синий пан там едет, синю паню везёт» («Ти не пан там едет, ти не паню везёт»), «Рыси-зайцы серо-белые» («Растерзайте тело белое»), «Летиться кол из-за гор» («Летит сякол из-за гор»). В результате ненамеренных описок и последующей невнимательной работы с текстом появляются увлекательные фантомы, становящиеся предметом споров и дискуссий (ср. дискуссию о былинном тексте, в котором при публикации корова наелась свинины, вместо овинины). Отдельно должна рассматриваться проблема опечаток, которые переходят из публикации в
    публикацию при цитировании.

Школа-конференция состоит из лекций ведущих специалистов (60 минут),
исследовательских докладов (20 минут), а также обучающих семинаров (60 минут). Все выступления должны обязательно сопровождаться презентацией в Power Point и/или иллюстративными материалами на семинарах (handouts). Рабочие языки — русский и английский.
Принять участие в Школе-конференции могут как начинающие исследователи, так и ведущие специалисты. Каждый желающий принять участие (включая молодых ученых) может подать заявку на доклад в рамках предложенных тем (она должна представлять оригинальное научное исследование) или заявку на лекцию или проведение обучающего семинара (от 1 до 3 занятий). Кроме того, есть возможность приехать с показом этнографического кино. Форма для подачи этих типов заявок находится здесь.
Для студентов, магистрантов и аспирантов (рекомендовано вниманию студентов, не
имеющих самостоятельных научных исследований) существует отдельный конкурс по решению лингвистических и антропологических задач (на русском языке). Для этого необходимо подать заявку, заполнив анкету.

Для участников Школы-конференции, успешно прошедших конкурсный отбор, предполагается оплата проживания и питания в Переславле- Залесском («Дом творчества Кардовского»), а также трансфера из Москвы рано утром 4 мая и в Москву рано утром 10 мая. Оргвзнос для участников конференции, едущих на полный срок, —
1300 руб. К сожалению, как правило, мы не оплачиваем дорогу от места вашей учебы/работы до Москвы, но мы можем обратиться к администрации вашего вуза с просьбой о содействии в оплате дороги и оргвзноса: поэтому важно принять участие в конкурсе заранее, чтобы мы могли выслать все необходимые бумаги.

Дедлайн для приема заявок на лекции и доклады — 10 февраля 2017
г. Сроки проведения Задачного конкурса: с 26 декабря — по 1 февраля 2017 г. (задачи и инструкции будут вам высланы после заполнения анкеты). Решение Задачной комиссии будет принято и опубликовано 5 февраля 2017 г.
Решение Отборочной комиссии (конкурс докладов и лекций) будет принято и опубликовано 15 февраля 2017 г.