Квадратные метры хрущевок: мужское и женское

Квадратные метры хрущевок
Share Button

Эпоха оттепели принесла с собой много изменений. В частности, в жилищной политике оттепель оказалась эпохой революции. Подробнее об этом рассказывает магистрант Евгений Матвеев:

Государство поставило перед собой грандиозную задачу: за 20 лет обеспечить жильем каждую советскую семью, разрешив «самую острую проблему» [Программа XXII съезда КПСС 1961] – жилищную. […] Новые квартиры отличало типовое планирование без «излишеств» как на фасадах, так и внутри дома: были убраны лифты [Григорьева, 2010, с.240], высота дома ограничена 5 этажами, метраж квартир опирался на доскональный расчет потребностей будущих жильцов (под эгидой «физиологического минимума»). Политика сокращения и экономии коснулась всего: стены стали тоньше, потолки ниже, а обеспечение минимальной нормы в 9 квадратных метров на человека максимально сократило площадь новых квартир [Платонов, 1965, c.52].

БезымянныйГипотетически можно предположить, что планируя новые квартиры, советские архитекторы частично действовали в русле вековой традиции  гендерного зонирования жилого пространства – на официальных чертежах учитывалась уже сложившаяся прежде структура жилья, общественные повседневные практики окончательно разделили ландшафт хрущевок на сепаратные гендерные сферы. […]

  • Прихожая

Прихожая выполняла роль входа в квартиру. Функциональная нагрузка была максимальной, и чаще сводилась к разного рода перемещениям и хранению вещей (обуви, верхней одежды и т.д.) всех членов семьи. Яркой гендерной маркировки в прихожей, как представляется, не было.

  • Кладовка и санузел

К прихожей примыкают «технические» помещения: кладовка и санузел (чаще всего совмещенный). Кладовка мыслилась как место хранения вещей: мужских и женских. Кладовка – место хранение главных атрибутов хозяина дома – инструментов.  Женское начало заявляло о себе домашними консервами. Также в кладовке обычно хранились неиспользуемые на тот момент вещи. Наличие инструментов – мужского маркера – в кладовке делает ее более мужским помещением, чем женским, несмотря на присутствие общих и типично женских элементов. Санузел был местом общего пользования, но также и местом типично мужских практик, например, фотолюбительства [Проявка и Печать дома]. […]

  • Кухня

Кухня  уже на стадии планирования маркировалось как женская территория. Максимальное сокращение площади кухни аргументировалось интересами женщины:

«…исключение всевозможных лишних движений – не только большой выигрыш во времени, но и экономия сил хозяйки» [Платонов, 1965, c.60].

Кухня – место хранения главного женского  маркера – посуды;  функция хранительницы очага  напрямую связанна с кухней. Прежний, традиционный и типично женский атрибут – печь [Байбурин, 1983, c.164], появлялась   на квартирной кухне в виде газовой/электрической плиты. Общее назначение кухни виделось в общем приеме пищи, но авторы проектов нового жилья признавали, что зачастую роль столовой выполняла общая комната. Женщина следила за порядком на кухне, и описанный функционал затрагивает лишь малую часть кухонных женских занятий. Типично мужских маркеров на кухне обнаружить достаточно трудно, что делает кухню специфически женским помещением в квартире.

  • Балкон

Балкон – еще одно вспомогательное помещение. В одном случае балкон мог стать женской частью квартиры и быть потенциально местом хранения консервации или местом для цветов (на парапетах балконов многих серий хрущевок были предусмотрены специальные вставки для поддонов с цветами). Во втором случае балкон становился местом специфически мужских практик, таких как курение, к примеру. Кроме того, нередко пространство балкона захламлялось различными механизмами, спортивным инвентарем, инструментами и другими маркерами мужских занятий.

  • Гостиная и спальня

Пространство общей комнаты и спальни составляло жилую площадь квартиры. Общая комната у  авторов квартирных проектов понималась как изначально обезличенное пространство: место пребывания всех членов семьи, столовая, «семейный клуб» [Клековкин, 1962, c.22]. Но внутри общего пространства общей комнаты можно выделить  зоны сна, питания, отдыха. Гендерными маркерами в данном случае являлись предметы мебели. Так, диван стал считаться мужским атрибутом. Сидя на диване, мужчина сам зачастую становился предметом интерьера. […]

Стол использовался в общих целях (семейное принятие пищи), а также для раздельных занятий: уроков детей, женского шитья и вязания, ремонтных операций мужчин. Иногда в общей комнате располагался шкаф – место хранения, традиционно патронируемое хозяйкой. На шкафу обычно хранилась швейная машинка, принадлежащая жене. Яркую роль играл сервант, обычно заставляемый посудой – женским маркером.  Ярким мужским маркером общего квартирного пространства была домашняя библиотека. Несмотря на то, что в общей комнате у каждого был свой угол, женщина в связи с одной из своих главных функций – хранительницы очага занималась общим пространством и была здесь главной.

Исследователи отмечают некоторую общую захламленность пространства как на первом (доступном) уровне, так и на втором (то, что располагалось на антресолях, шкафах и т.д.). Это связано, прежде всего, с тем, что в советской повседневности не существовало понятия «ненужной вещи»: всё прибиралось до лучших времен [Микова], что являлось естественным поведением в условиях дефицитного потребления. Как правило, ответственным за снабжение в семье была также женщина.

В двухкомнатной квартире спальня полагалась супружеской паре, однако, предполагалось, что уход за детьми до 7 лет может осуществляться в спальне, превращая ее тем самым в детскую комнату, со всеми признаками материнства и детства. В спальне обычно располагался и «женский угол» со специфичными атрибутами в виде косметики и прочей «женской химии». Места ярким мужским маркерам в спальне не находилось.

Безымянный

Рис. 1. Гендерное разделение пространства хрущевской квартиры. План Е. Матвеева.

Хрущевки представляют собой памятник эпох – жилье со специфичными признаками советского уюта и повседневных практик в сочетании с чертами традиционной иерархии пространства. Они выполнили свою роль в либерализации гендерной политики: персонифицировали и индивидуализировали обитаемое пространство советского человека.

Если нанести на план маркеры гендерного разделения пространства квартир «нового типа» (см. рис. 1. “Гендерное разделение пространства хрущевской квартиры”), то видно, что женщина по-прежнему занимала в нем центральные позиции. А мужчина, муж, отец, оценивающийся как «менее квалифицированный в домашнем труде», но почти полностью занятый в сфере производства, находился преимущественно на периферии (балкон, санузел, кладовка). Более того, женщина была самостоятельным субъектом на территории квартиры, доказательством тому служит высокая доля женских домохозяйств среди домохозяйств-одиночек.

Возникшее гендерное пространство хрущевок отражало кризис, сложившейся в гендерной сфере, заключающийся в долговременной нерешенности ни женского, ни мужского вопроса в СССР. Государство усложняло судьбу женщины, не определяя до конца ее место: дома или в производственной среде, нагружая ее и там, и там. По отношению к мужчине власть, с одной стороны, старалась указать на его незанятость в домашней сфере, с другой, лозунг «Берегите мужчин» стал лейтмотивом 1960-х годов [Алексеева, 2006, c.115].


Ссылки:

Алексеева Н.И. Гендер для чайников. М., 2006.

Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л., 1983.

Григорьева А.Г. Решение жилищной проблемы советских граждан в годы Оттепели // Теория и практика общественного развития №4. Кр., 2010.

Клековкин М.П. Каждой семье – благоустроенную квартиру. Киев, 1962.

Микова О.С. Элементы советского уюта в интерьере комнаты современного пермского горожанина.

Платонов Г.Д. Наш дом, наша квартира. Л., 1965.

Программа XXII съезда КПСС 1961 [электронный ресурс].

Чёрно-белые фото. Проявка и Печать дома.

Из статьи Евгения Матвеева “Квадратные метры хрущевок: мужское и женское”, ПГНИУ. Пермь, 2013.